ABLE - Ассоциация по Улучшению Жизни и Образования (Association for Better Living and Education International) Технология обучения
         
О нас| Прикладное образование| Нарконон| Дорога к счастью| Криминон|Новости| Материалы Фонда|Глоссарий| сейфы| Карта сайта
Вернуться к списку новостей рубрики

... получили. Хотели «развести» учителей, а в итоге «развелись» ... самый неудачный для такой формы предмет ...

Дата: 03/07/2014

Из-за прошлогодних скандалов с массовым списыванием, в этом году механизм решили максимально ужесточить: выпускникам пришлось проходить «обыск» на входе в школу и писать работу под строгим оком камер. «Только автоматчиков и колючей проволоки не хватает», — грустно шутили бывшие ученики.

В результате то ли от стресса не готовых к реалити-шоу школьников, то ли оттого, что давление видонаблюдения показало объективную по сравнению с прошлым годом картину, стобалльников стало меньше — на всю область 15 человек. Как говорят эксперты и цифры, особенно плохо дети сдали математику, русский язык и обществознание.

«Туалетная вакханалия» и групповой плач

— В прошлом году пакет ответов по ЕГЭ можно было купить в Интернете максимум за пять тысяч рублей, школьники «скидывались» целыми классами и за пару дней до ответственного испытания получали на руки, если не решённые, то хотя бы «чистовые» задания, которые оказывались достоверными, — рассказывает выпускница Мария. — В этом году некоторые мои одноклассники решили повторить опыт предшественников, даже заплатили кому-то, но никаких заданий так и не получили. Хотели «развести» учителей, а в итоге «развелись» сами.

Впрочем, массовыми «закупками» список прошлогодних нарушений не ограничивается: тогда в ход шли и мобильные телефоны со всезнающим Интернетом, и старомодные шпаргалки. В этот раз путь к списыванию выпускникам перегородили всеми возможными методами. И как многим кажется, даже перестарались. Сами школьники уже окрестили прошедшее испытание «слишком честным».

К примеру, чтобы бумажные бланки с заданиями не могли попасть к ушлым ученикам в руки раньше, чем надо, их стали распечатывать непосредственно перед началом испытания. В итоге, в одной из школ Усть-Кута выпускникам пришлось ждать… почти 2 часа.

— Сломался принтер, — делится выпускница Галя Катеева. — Пока его чинили и параллельно искали другой, мы просто сидели и ждали. Это был мой первый экзамен — писали русский. Думаю, не надо объяснять, что нервы, которые и так были на пределе, после полутора часов ожидания у многих начинали сдавать. Хорошо, что наблюдатели попались понимающие: не давали нам унывать, подбадривали и проводили физкультминутки.

Впрочем, обстановка была напряжённая не только в аудитории со сломанным принтером. Как говорит Галина, из многих кабинетов во время экзамена доносился групповой рёв и плач: у детей просто сдавали нервы.

Конечно, любой экзамен — это стресс, но, как говорят сдавшие ЕГЭ, камеры и металлоискатели на входе не добавляют спокойствия. Ни детям, ни взрослым.

— Многие думают, что можно списать, к примеру, отправившись в туалет (хоть это и не так), поэтому нас предупредили сразу: больше одного раза за экзамен из кабинета не выходить, — вспоминает нынешний абитуриент Максим. — В разгар испытания в класс даже вбежала какая-то женщина и в истерике закричала: «Что это за туалетная вакханалия?!» Впрочем, все всё равно выходили.

— А я сидел и думал, как решить следующее задание, — подхватывает рассказ Артемий Хомнуев. — Размышляя, положил руки на колени. Тут в класс влетела проверяющая, которая наблюдала за нами через камеру, и начала всех отвлекать тем, что привязалась ко мне: почему у меня руки под партой, зачем я смотрю по сторонам и всё в таком духе. А я и сам был в это время раздражён: когда заходил в школу, 10 минут «пищал» на этом приборе, всё выкладывал из карманов, прежде чем меня впустили.

Проносили, но не пользовались?

Несмотря на то что в этом году всех школьников «прогоняли» через металлоискатели, некоторые всё равно умудрялись проносить телефоны в аудитории. Но, как сами признаются, ими не пользовались — страшно. Однако смельчаки всё-таки нашлись. И попались. За всю кампанию ЕГЭ-2014 министерство образования региона насчитало 16 случаев нарушений, на 12 меньше, чем год назад. Один из первых произошёл 26 мая в Тулуне на экзамене по литературе. Четыре других зафиксировали 29 мая в день сдачи обязательного экзамена по русскому языку в Иркутске, Усть-Куте, Тайшете и Тулуне. Там школьники пытались списать со шпаргалок.

— В Нижнеудинском районе на экзамен по физике один из учеников пытался пронести с собой мобильный телефон, который «не вовремя» зазвонил. Ещё один выпускник тогда же решил достать шпаргалку, — рассказывают в пресс-службе министерства. — С экзамена по истории выгнали 6 школьников, которые заглянули в телефон, а математику не дописали трое. Причина всё та же.

Наталья Краснова

Несмотря на то, что большинство из «изгнанных» написали жалобы в службу по надзору и контролю над образованием области, в этом году они не смогут никуда поступить. Правила очень строгие: за подобные нарушения результаты ЕГЭ аннулируют без права пересдачи. В целом же, по словам главы службы Натальи Красновой, обоснованных жалоб практически нет. Возмущаться приходят либо нарушители, либо родители выпускников, недовольные процедурой проведения экзамена, которые не знали о том, что металлоискатели и камеры не ущемляют ничьих прав.

К слову, государство всё же немного смягчилось по отношению к сдающим ЕГЭ школьникам. Правда, уже после того, как стали известны первые итоги. Результаты экзамена по русскому были настолько неутешительные, что чиновникам пришлось снизить минимальный порог с 24 до 20 баллов.

Виктор Чебунин

— Обязательные экзамены сдали настолько плохо, что мы даже ожидаем некоторое сокращение приёма по это причине, — констатировал Виктор Чебунин, учёный секретарь совета ректоров вузов Приангарья. — Считаю, что ЕГЭ нужно совершенствовать и совершенствовать. Хотя бы потому что требования очень путаные. Например, я, изучая вопросы по обществознанию, встретил задание по монографии моего друга декана в одном из столичных вузов. Я написал тот ответ, который казался мне верным, но «ошибся». Позвонил ему, спросил, что он имел в виду в своей работе, и говорю: «А в ЕГЭ ты другое хотел сказать, тебя интерпретируют по-иному».

Мнение «Против»

Михаил Винокуров, председатель совета ректоров вузов Иркутской области:

Михаил Винокуров

— Я в принципе против системы ЕГЭ, потому что она — тупиковая. Из-за этого, думаю, долго она в нашей стране не проживёт. Пока же исходим из того, что ЕГЭ есть и его пытаются совершенствовать. Но снижение порогов, к примеру, — это не от совершенства, а оттого, что знаний крайне мало.

Признаюсь, при нынешней системе нам, ректорам, гораздо проще зачислять студентов в вузы. Помню, сколько мы маялись раньше, когда нужно было каждого выслушать, а потом отобрать лучших. А сейчас стало просто: машина посчитала, и мы сразу знаем, кого брать, а кого нет.

Правда, через ЕГЭ в вузы стало попадать множество «неэффективных студентов». Это иллюстрирует и то, что когда такой экзаменационный механизм ввели, число выпускников из соседних регионов в наших вузах увеличилось втрое. Но не потому, что они там лучше учатся или лучше сдают ЕГЭ. Стандартизировав знания под тесты, мы привели в университеты «середняков-зубрил», которые резко понизили качество образования в целом.

Мнение «За»

Сергей Шмидт, доцент кафедры мировой истории и международных отношений ИГУ, эксперт ЕГЭ по обществознанию:

Сергей Шмидт

— Уже 9 лет проверяю работы выпускников, и я убеждённый сторонник Единого госэкзамена. Зная все его минусы, утверждаю, что плюсов у него много. Однако обществознание — самый неудачный для такой формы предмет, который практически ничего не выявляет и не показывает.

В прошлом году был целый ряд нарушений, которые обнаруживались во время написания экзамена. Я тогда собственными глазами видел 5 или 6 совершенно идентичных работ, которые, очевидно, списывали с одного источника. Государство сделало выводы и ужесточило контроль по всем линиям, в том числе и за работой проверяющих. На моей памяти нет каких-то нарушений, связанных с экспертами, проверяющими работы на ЕГЭ. Тем не менее в этом году и нас посадили под камеры. Мнение моих коллег практически консолидированное: работы в этом году по качеству ниже, чем в предыдущие годы. Я, честно сказать, этого не заметил: высокие баллы поставил примерно такому же числу школьников, как и раньше.




Источник